Флоренский - Философия культа

Это как падающий на голову слиток золота. Между ними происходят почти постоянно переклики. Мы склонны думать, что Слава Божия — это совокупность похвал человеческих или ангельских, вообще тварных, то есть нечто непостоянное, зыбучее. На самом же деле это — сущее, реальное, даже страшное по своей реальности. Ее реальность лишь открывается людям, — Слава Божия, как облако, наполнила Святая Святых. Она — не текучие и зыблющиеся человеческие мнения и суждения, — ради Славы Божией создан весь мир и существует все бытие. Вот пример, показывающий онтологический характер Славы.

Страх Божий

Такое понимание культуры допустимо, хотя и не раскрывает специфики предмета, которым мы намерены заниматься. Это этнографический и археологический аспект проблемы. Но человек может делать свое дело умело, а может — из рук вон плохо. Поле, заросшее сорняками — дело рук человеческих, но разве это культура? Только хорошо сделанное дело можно назвать культурой.

О. Павел Флоренский проявлял значительный интерес и, как я хорошо . На съезде Флоренский делал доклад. Страх Божий ().

Но эти два мира — мир видимый и мир невидимый — соприкасаются. Однако их взаимное различие так велико, что не может не встать вопрос о границе их соприкосновения. Она их разделяет, но она же их и соединяет. Как же понимать ее? Тут, как и в других вопросах метафизики, исходной точкою послужит, конечно, то, что мы уже знаем о себе самих. Да, жизнь нашей собственной души дает опорную точку для суждения об этой границе соприкосновения двух миров, ибо и в нас самих жизнь в видимом чередуется с жизнью в невидимом, и тем самым бывают времена — пусть короткие, пусть чрезвычайно стянутые, иногда даже до атома времени, — когда оба мира соприкасаются, и нами созерцается самое это прикосновение.

В нас самих покров зримого мгновениями разрывается, и сквозь его, еще сознаваемого, разрыва веет незримое, нездешнее дуновение:

По иронии судьбы объяснение, которое так надолго запоздало если принять во внимание, что иконостас был частью русской церкви с века — там же, стр. Павла Флоренского [2] , законченном в [3] г. Рассмотрев кратко проблему иконостаса в первой части своего трактата, Флоренский далее посвящает остальную часть текста только иконе, так и не возвращаясь к предмету иконостаса как такового [5].

Это объясняет, почему именно этот труд Флоренского привлек внимание главным образом исследователей семиотики [6] и эстетики, а доводы Флоренского в пользу иконостаса остались пока не только не оспоренными, но даже и не замеченными теологами. Ик оностас , стр.

Флоренский же начинает свои лекции по философии культа со страха Божьего. Страх перед Господом у Марселя отступает в тень. На первый же план.

Как божественная энергия не испепеляет ничтожества твари? Эти и другие подобные вопросы требуют онтологического вскрытия. Переводя на грубый и бедный язык земных сравнений, скажем: Что было бы, если бы в потир опустить частицу солнца? Но там То, пред Чем солнце—мрак, и… чаша невредима. Не кажется ли мгновениями, что священник держит в руке грозовую тучу: Но никакие образы не передадут силы контраста между Богом и тварью—контраста, который необходимо должен быть осуществлен, чтобы было возможно оправдание твари.

Другими словами, речь должна идти там о категориях духовного сознания и об откровении Божием в Священном Писании; о священных обрядах и святых таинствах; о Церкви и ее природе; о церковном искусстве и церковной науке и т.

Флоренский П.А. ОБ ИМЕНИ БОЖИЕМ.

Без имени человек не может существовать в обществе. Каждый из нас, разумеется, доподлинно знает, каково правильное написание его собственного имени, имен его родственников, друзей, знает, как образуются отчества от мужских имен и многое другое. Каждый знаком с практической стороной жизни имён в русской и христианской православной традициях. Но много ли известно нам о происхождении, значении, истории личных имен?

Страх Божий. Лекция 2. Культ, религия и культура. Лекция 3. Культ и философия. Лекция 4. Таинства и обряды. Лекция 5. Семь таинств.

Флоренский, есть прежде всего С. Божий, и кто хочет проникнуть в святилище религии, должен научиться страшиться. В религии ничего не вырастает без этого корня. Бог - великий и страшный для всех и во всем, любая религия пронизана этим неизъяснимым С. Чтобы познавать, надо коснуться предмета познания, и признаком этого прикосновения служит потрясение души, С.

Он вырывает из повседневной жизни и открывает нечто совершенно новое. А новое всегда страшно, поскольку выступает в таинственном, необычном виде. А с бывающим померкло и само наше бытие: Но тогда-то мы нашли и свою вековечную опору - в Сущем от века. Последнее уничижение наше и есть величайшее возвеличение.

Введение. Что такое культура?

Павел Флоренский Философия культа-Павел Флоренский. Электронная библиотека, книги всех жанров Реклама: Павел Флоренский Философия культа-Павел Флоренский К сожалению бесплатное скачивание и чтение книг на нашем сайт больше не доступно. С каждым днем все сложнее и сложнее содержать подобного рода сайты, ежедневно нам поступают сотни жалоб от правообладателей и обрабатывать их в ручном режиме становится очень проблематично, поэтому мы приняли решение ограничить доступ ко всем произведениям, дабы все правообладатели остались довольны.

Является ли слабостью страх Божий В книге отца Павла Флоренского « Столп и утверждение истины» в предисловии есть слова, которые меня в.

Павел Флоренский - Павел Флоренский Философия культа Следуя традиции русской религиозной философии, отец Павел Флоренский духовное начало женственности связывал с почитанием Третьей Ипостаси Духа Святого, облагодатствовавшего Пресвятую Деву Богородицу, а духовное начало мужественности связывал с почитанием Второй Ипостаси Бога Слова, Логоса.

Почитание Духа Святого связывалось также с творческим вдохновением, художеством, а почитание Логоса-с осмысленностью, разумностью научной деятельности. Но еще значительно ранее протоиерей Александр Горский, ректор Московской духовной академии, развивал концепцию святого Григория Богослова о том, что в Ветхом Завете преимущественно действует открывается Ипостась Бога Отца, в воплощении - Ипостась Бога Сына, а после Пятидесятницы-Ипостась Духа Святого [21].

Думается, что концепция святого Григория Богослова - отца Александра Горского сродни концепциям отца Павла Флоренского, который связывал Киевскую Русь с началом божественной восприимчивости мира, почитанием Богородицы как вместилища Духа Святого и художественным символом Софии - Премудрости, Художницы Небесной, а Московскую и Петербургскую Русь связывал с началом божественного воплощения, оформления, почитанием Христа Спасителя и художественным символом Пресвятой Троицы см.

Можно, конечно, оспаривать, насколько допустимы подобные философские и историософические концепции, так как Единосущее Пресвятой Троицы выражается в том, что все Три Ипостаси имеют единую волю, единое действие; так как Вечносущий Премирный Превышеестественный Бог не может являться в Своих Различных Ипостасях началом ни женственного и мужественного, ни вдохновенности и разумности.

Можно признать, что время не оправдало подобных концепций, они не приблизили православную философию к догматическому учению Церкви, а скорее удалили. Но когда в части"Семь таинств" отец Павел пишет: Уникальность труда отца Павла состоит в том, что впервые православный культ и таинства осмысливаются им с точки зрения религиозно—философской.

Павел Флоренский

О страхе Божием Боязнь потеять любовь, оказаться недостойной ее - это совешенство дободетели, это сама любовь. Не из стаха вечного наказания и не из педвкушения айского блаженства погибали девние и новые мученики. Бессташными пеед нечеловеческими стаданиями делала их любовь ко Хисту. Наши ученики любят музыку. В оперном театре мы чувствуем себя, как дома.

Солист оперы Роман Гранич, которому лучше всего удается роль Демона, ведет в семинарии занятия по постановке голоса.

Павла Флоренского «Философия культа» является, возможно, самой 2) выявление «страха Божия» как первичного религиозного.

Вы можете внести посильный вклад в развитие сайта КнижныйГид рассказав о нас друзьям в социальных сетях: Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях. После скачивания книги и ознакомления с ее содержимым Вы должны незамедлительно ее удалить. Копируя и сохраняя текст книги, Вы принимаете на себя всю ответственность, согласно действующему законодательству об авторских и смежных правах. Администрация сайта призывает своих посетителей приобретать книги только легальным путем.

Книжный Гид создавался как бесплатный книжный проект, на котором отсутствуют платные подписки и различные рекламные баннеры. Мы хотели бы остаться тем проектом, которым Вы нас знаете — с доступными для бесплатного скачивания книгами и отсутствием рекламы. Нам крайне необходима Ваша финансовая помощь для развития проекта.

Пожалуйста, поддержите нас своим посильным пожертвованием! Мы готовы информировать Вас о книжных новинках.

«Занимательное богословие».10. О страхе Божием

О, пре честный и Животворящий Кресте Господень! И если мы хотим сколько-нибудь подойти к Богослужению, мы должны брать его таким, каково оно есть, не спешить приводить всё к пошлому уровню речей вседневных. Богослужебные тексты должно принимать в полной серьезности и буквально. Сатана в виде эфиопа столкнул его в бывший тут ров, полный грязи. Погрузившись в тину уже по пояс, святой Андрей воззвал: Увидев— —Крест, святой Андрей воскликнул:

ИМЯСЛАВИЕ. движение почитателей имени Божия. От страха трое из отцов выскочили из окна из второго этажа и разбили себе ноги; других же, избитых и П. Флоренский принимал активное участие.

Говоря о Кресте, мы взяли его как пример: Но дело сейчас не в Кресте, а в свойстве и назначении культа вообще приводить нас в соприкосновение с иными мирами: Но нам, для подхождения к характерным линиям культа—что я и называю философией культа—полезно глянуть сперва именно на грозное величие и массивность древних культов, —чтобы подойти к пониманию страха Божия, исходного переживания религии, —ибо страх Божий и есть да Богу.

Чем массивнее, лапидарнее, архаичнее будем мы мыслить о религии, тем ближе будем мы к истине. Хотелось бы рассуждениям нашим придать каменную тяжеловесность, чтобы слова все весили в 10, в , в раз более, нежели весят они, чтобы каждое из них, как стопудовая гиря, ложилось на вас, чтобы каждое из них своим весом заставляло вас чувствовать его, чтобы вы не могли скинуть с себя его груза, чтобы, одним словом, оно врезывалось в вас все глубже и глубже.

Тогда только могли бы мы рассчитывать на успех и продумать кое-что сообща об основах культа. Но нет, бессильно и пусто слово мое… 7. В моей жизни одним из таких определяющих впечатлений была поездка в Гю листан.

Читать онлайн"Философия культа" автора Флоренский Павел Александрович - - Страница 12

Как"немощный человеческий лик" может соприкасаться с"Божией правдой"? Как божественная энергия не испепеляет ничтожества твари? Эти идругие подобные вопросы требуют онтологического вскрытия. Переводя на грубый и бедный язык земных сравнений, скажем: Что было бы, если бы в потир опустить частицу солнца?

Вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа отче! сей самы свидетельствует духу нашему, что мы - дети Божий.

Исторический опыт показал, что одного внутренего закона недостаточно для совершенствования нравственности человека. Голос совести, как сознания внутренего нравственного закона под влиянием греха перестает достигать сердца человека, которое ожесточается и делается жестоким и несправедливым и человек не может обуздывать своих страстей. Его воля постоянно ведет и толкает его ко греху, и более и более человек погружается в бездну греха.

Таким образом мы можем сказать, что закон был дан вследствие увеличения греха. И в Израиле голос внутреннего закона человеческого заглушался воплем человеческих страстей, поэтому Господь исправляет народ и к закону внутреннему добавляет закон внешний, который мы называем положительный, или откровенный, то, что было открыто Богом. Синайский закон должен был дисциплинировать жизнь еврейского народа и побуждать его жить согласно предписаниям Божией воли, делаться праведным и святым.

И двинулись они из Рефидима, и пришли в пустыню Синайскую, и расположились там станом в пустыне; и расположился там Израиль станом против горы". Синайская гора, как говорит нам известный французский писатель Ренан,"состоит из глыбы темного гранита, которая много лет купает в своих золотых лучах солнце. Оно есть одно из самых своеобразных явлений земного шара, тишина этих уединенных мест наводит ужас. Эта города, с ее Однако, на это раз завет заключается не с одним человеком, или с маленькой группой верующих людей, а с целым народом.

Владыка жизни устами своего избранника пророка Моисея объявляет условия завета. Каковы же эти условия?

Философия культа

С одной стороны, личность предстоит сознанию, как ценность безусловная, как некоторая актуально являющаяся ему бесконечность. Философ, а более того — глубочайший психолог; богослов и математик, физико-химик и искусствовед, поэт и технолог, лингвист и электроник, астроном и эстетик, инженер-изобретатель и историк, — он был даже и знатоком истории Павла Флоренского была в самой его личности. Близкий к нему о.

Конечно же, смирение и страх Божий – понятия пересекающиеся, но отнюдь не тождественные. Лествица .. [1] См.: Флоренский П., свящ. Понятие.

Это духовное чувство сохраняется и у грешников, только страсти подавляют его и заглушают, но не уничтожают. Когда же человек через покаяние Начало премудрости страх Божий В некотором городе жил человек, Бога он не боялся и людей не стыдился. Это болезнь, которая, как и всякая болезнь, нуждается в объяснении. Верность службе и страх Божий. Как употреблять досуги Что ты так долго не писал, это худо. Очень рад, что ты в Москве.

Постарайся держать себя во внимании начальства так же высоко, как по словам К. Верность, честность, исполнительность, да будут твоими Страх Божий Побуждение к страху Божию, взятое в пример от чувственного страха зверей. Ото лжи должно уклоняться страхом Божиим. Познавший себя постиг страх Господень и оным достигает врат любви. Господи, я люблю Тебя очень сильно, но я недостаточно страшусь Тебя!

Например, добрый сын не хочет огорчать своего отца не из чувства наказания, а из любви к нему. В религиозности очень многих людей сегодня очень заметное место занимает страх перед наказанием. В советские времена вообще бытовало мнение, что верующие только потому и верят в Бога, что после смерти не хотят мучаться в Аду.

Проповедь:"Спасительная сила страха Божьего" (Алексей Коломийцев)